Category: общество

lavr

Три затяжки, или Четвёртая.


– Лёша, ровно три затяжки, – сказал я и протянул Пиздюку бумажку с тремя крохотными плюшечками, стеклянную трубочку, на чашечку которой был самопальным образом надет квадратный кусочек двойной фольги с проколотыми иглой дырочками в центре и плотно прикрученными обёрточной проволочкой в пластиковой изоляции, обвязавшей их вокруг основания чашечки, краями, и газовую зажигалку с турбонаддувом, после чего вышел из комнаты и немедленно прошёл в соседнюю, где тотчас же сел за мониторный пульт с выведенными на него камерами наблюдения – все они показывали Лёшу с разных сторон. Тотчас же я увидел, как паршивый Пиздюк выкурил три плюшечки одну за одной, пёс, а потом, подойдя к столу и воровато оглянувшись, отщипнул от огромного кусищи, специально оставленного мною на тарелке на столе на самом видном месте, крохотный кусочек – четвёртую плюшечку – и тотчас же её выкурил. Потом он положил трубочку и зажигалку на стол и лёг на пол, на котором тотчас же начал извиваться, крутить руками и дрыгать ногами, изображая, что он плывёт как будто бы

[Между тем, на самом деле Лёша не изображал...]Между тем, на самом деле Лёша не изображал – на самом деле он и на самом деле плыл – он плыл в волнах Атлантического океана, хотя сам и не знал этого – в глубине души он надеялся, что это не океан, а какое-нибудь море или, может, даже какое-нибудь большое озеро – эта надежда была как двойной пенопластовый спасательный пояс...
– Думал ли он о том, как он сюда попал, как он здесь оказался? – спросите, возможно, вы.
Но, возможно, ведь и не спросите.
По правде сказать, некогда ему было ему думать – ему надо было спасать свою шкуру, а, кроме надежды на то, что это какое-нибудь большое озеро с оживлённым судоходством, других плавсредств у Пиздюка не было.
Но он, пёс, откуда-то знал, что ему надо спасаться, псу.
– Но откуда? – спросите, возможно, вы.
Но, возможно, ведь и не спросите.
А ведь и вправду – откуда?...

[– А чего у тебя все в Атлантическом океане плавают...]– А чего у тебя все в Атлантическом океане плавают, – сказала Ратаева-Глатаева дерзко, но осторожно, как бы нащупывая границы своего могущества, как бы проверяя и поверяя его реальность на прочность и на эластичность – эластичность это важно.
– Ну так в Тихом – тихо, в Индийском – индийцы, в Северном Ледовитом – холодно, а сайра Атлантическая, – сказал я сухо, но дружелюбно, всем своим видом показывая, что я, великий человек, в любой момент могу её раздавить и прихлопнуть как мушку, как вошку, но не далаю этого, потому что я воистину велик.
– Это где Атлантида? – спросила она и вдруг внезапно положила свою ручищу с колбасищами пальчищ на мой пенис.
– Да, – сказал я довольно сухо и даже, возможно, неприязненно.
– Расскажи мне про прелести Лёшиного ануса, – попросила она, но руку убрала.
– Он эластичный, – сказал я и тотчас же подумал, что лучше будет привести полную расшифровку разговора.

[Далее привожу полную расшифровку аудиозаписи.]Далее привожу полную расшифровку аудиозаписи.

– А ещё?
– Он часть Лёши.
– Как это?
– Да так, часть. Я ебу Лёшу как хочу – например, в анус, какая разница-то.
– Это психические процессы?
– В том числе.
– А ещё какие?
– Разные.
– Какие?
– Разные.
– Какие именно разные?
– Ну, разные именно разные.
– Но какие именно.
– Именно разные.
– То есть, ты обладаешь Лёшей?
– Да.
– Целиком и полностью?
– Да.
– Аксидентально или субстанционально?
– Да, то есть и так, и так.
– А зачем тебе это.
– Потому, что могу.
– Могущество?
– Могущество.
– Воля?
– Воля.
– А зачем?
– И, главное, кому?
– Кому?
– Вот я и говорю.
– И кому же?
– Он должен это понять.
– Он?
– Или она.
– А оно?
– Да пожалуйста.
– Толерантно.
– Да.
– Ты толерантен?
– Что-то не замечал.
– Не замечал?
– Не замечал.
– Значит, не толерантен.
– Значит, так.
– А ведёшь себя толерантно.
– И что?
– Как что... это ж связано... как-то... каким-то образом...
– Каким?
– Ну, вот так связано (слышно какое-то шуршание).
– Собственно, да.
– Ну и вот.
– Да.
– Так и зачем?
– Надо.

[Слышно...]Слышно, как Ратаева-Глатаева сначала всхлипывает, потом плачет, потом ревёт, а потом воет в голос. Потом слышно, как будто этот вой чем-то затыкается – чем-то огромным, потом слышны характерные сосущие звуки, характерные хливкие хлопки. На этом запись прерывается.

[– Да, но где же Футурамка, где Лёша, где Зудилен, где Виталик, гда мыло, то есть, не мыло, а полотенце, то есть, не полотенце, а Вафля? Где Говнокостка Покорная Соска? Где они все, наши любимые придонные микроорганизмы? – спросят, возможно, некоторые...]– Да, но где же Футурамка, где Лёша, где Зудилен, где Виталик, гда мыло, то есть, не мыло, а полотенце, то есть, не полотенце, а Вафля? Где Говнокостка Покорная Соска? Где они все, наши любимые придонные микроорганизмы? – спросят, возможно, некоторые.
[Но, возможно, и не спросят.]

lavr

Футурамка и факты. [10]

Итак, возвращаемся к Лёше. С Лёшей, друзья, вот какая вышла история: когда его тесть перешёл ко второй части своего плана, то стал искать надёжных людей, которые бы взялись переправить живой или хотя бы замороженный товар через Румынию в Турцию - этими людьми и оказался Футурамка, который за время проживания в городе Краматорске и обучения в тамошнем индустриальном институте, влился в ряды так наз. Краматорской ОПГ и был известен под прозвищем «Я покакол» - он заслуженно считался специалистом по зачистке и обеззараживанию, и ему поручали самые тонкие и деликатные и одновременно самые безнадёжные дела, которых он не провалил ни одного. Футурамку я курирую четвёртый год, а Лёшу - седьмой.
[Разумеется, я сразу обратил внимание на этот узел...]Разумеется, я сразу обратил внимание на этот узел, на эту узловую точку, на эту точку переплетения - траектории их судеб или что это там такое, должны были пересечься в этой именно точке. Тогда я и принял решение отдать вместо Лёши Лёшу-1, который всё равно не был мне нужен, и которого я мог потом легко синтезировать из Лёшиного генетического материала и упихать любым софтом - а Лёшу на время вывести из игры и, необходимо пропатчив, сконфигурировать из него агента, после чего вернуть в дело - собственно, я ведь ничем не рисковал - даже юнитом - если бы что-то вдруг внезапно пошло не так, я просто восстановил бы его настройки из нужной точки потокового их резервного копирования и сохранения - с дата-центром у меня устойчивый канал - ну, то есть, не то, чтобы он такой уж нелегальный - слишком он для этого устойчив - но он и вправду только мой, потому что устраивал я его только для себя, и больше про него никто не знает - ну, разумеется, кроме тех, кому положено.
Таким образом, Футурамка, патчить которого пока что рано - он ещё морально не готов, он ещё не покинул анальную стадию развития личности - везёт, ни о чём не догадываясь, в багажнике своих Жигулей изъятого им из обращения Лёшу - чтобы не отвлекаться, я сейчас не буду останавливаться на описании акта изъятия - может быть потом, позже - но сработано всё было, как всегда, чисто - чик, и готово - в Мирноград, где местные должны запустить его в систему подземных ходов, оставшихся, неизвестно с каких времён и от каких хозяев, и где эти хозяева теперь - может быть, совсем близко, рядом. Эта система подземных коммуникаций выводит в другую, ещё более крупную систему, частью которой она является - но и эта система является частью ещё более крупной системы и выводит прямиком в неё, и так далее - говорят, что весь Земной диск охвачен гигантской сетью подземных коммуникаций, проходящих даже под океанским дном и уходящих, якобы, за Великую Ледяную Стену, хотя про их строителей опять-таки упорно ничего доподлинно не известно, кроме нескольких теорий, сводящихся, по сути, к одному: эти строители, конечно, есть. Футурамка, разумеется, не мыслил так далеко, не шагал твк широко - ему надо было только пройти под землёй в Румынию, там в районе Трансильвании пересесть в другую, технически говоря, электричку, промчаться под Болгарией и выскочить в Турции. Замаскированный и хорошо запертый ход в шлюз находился в том самом заброшенном отвале вокруг засыпанной шахты в Мирнограде, где была назначена встреча - у всех, можно сказать, на виду - где, как известно из практики поколений, прятать всего надёжнее.

[Пару слов про подземные коммуникации...]Пару слов про подземные коммуникации: собственно, Контора, разумеется, всё это знает - и не одна Контора, но и остальные, конечно, тоже - но это знание относится к области дискурса так наз. «общественного договора» - то есть, все локальные, технически говоря, ОПГ договорились представлять Землю сфероидом, летящим в пустоте вокруг водородной звезды Солнца по эллиптической орбите со скоростию почти 30 километров за одну секунду, одновременно вращаясь вокруг своей отклонённой от перпендикуляра к плоскости обращения вокруг Солнца на примерно 23, кажется, градуса оси, и вокруг барицентра со спутником Луною - тоже, кстати, сфероидом, вращающимся вокруг своей оси точно с такою скоростию, чтобы всегда оставаться повёрнутым к Земле одною и тою же стороною - дивная механика, не так ли. Точно так же эти, технически говоря, ОПГ договорились и по некоторым другим пунктам положения вещей - как что представлять, а как что не представлять. Подземные коммуникации относятся к той же самой теневой области, к которой относятся всем хорошо известные полёты в Космос или, тем более, высадка людей на, друзья, Луне - за предалами пояса Ван Аллена - «астронавты получили малые дозы облучения в радиационных поясах из-за небольшого времени пролёта через них; траектории полёта Аполлонов лежали вне области наиболее интенсивной радиации» - факты доказательств имеются, всё зафиксировано. Ну, то есть, об этом, конечно, говорят энтузиасты - и даже тысячи роликов в тытрубка выкладывают - ну так энтузиасты о чём ведь только не говорят - некоторые энтузиасты говорят про ритуальные убийства - так что ж теперь, слушать их, что ли? Ну, то есть, послушать, конечно, можно - а, может быть, даже и нужно - но мы не будем теперь много об этом говорить, чтобы не отвлекаться.

Таким образом, мои маленькие друзья, теперь, хотя и в общих чертах, вы знаете, как Лёша оказался в багажнике Футурамкиных Жигулей.

[Мне же, как вы и сами уже, конечно, догадались, предстояло перехватить груз по дороге...]Мне же, как вы и сами уже, конечно, догадались, предстояло перехватить груз по дороге и заменить его внешне не отличимым Лёшей-1. Лёшу-1 мне нетрудно было достать, так как он шизофреник и постоянно находится в клинике закрытого типа, с жадным и продажным персоналом которого без проблем договорился Богданка - юнит, функционирующий под натянутым на него графическим интерфейсом сотрудника одной Лембергской радиостанции. Шизофрения же Лёши-1 выражается в его устойчивых и настойчивых утверждениях, что его однояйцевого брата-близнеца Лёшу последние шесть лет курирует некий «кое-кто» - когда Лёша-1 рассказывал об этом, то начинал волноваться, терял в членораздельности речи и произносил это как «ко-ко-ко» - курирует и с помощью мысленных волн целиком и полностью контролирует его эквивалент сознания. За этими утверждениями тотчас же следуют попытки спасти Лёшу, заперев его, например, в каменный мешок или в аллюминиевый ящик, а уже сразу за этими попытками - страшное прозрение того, что сделать это невозможно, потому что любой каменный и даже свинцовый мешок проницаем для мысленных волн так же, как чистое стекло для ярких солнечных лучей - только золотой мешок не проницаем для мысленных волн, но толщина стенки должна быть не менее трёх метров - таких денег, конечно, у Лёши-1 не было, отчего его шаблон начинал мяться между двумя взаимоисключающими параграфами - "спасти рядового Лёшу" и "миссия невыполнима", отчего Лёша-1 сразу же вис и впадал в кому. Поэтому теперь доктора держат его на таких таблеточках, от которых он забывает не только про взаимоисключающие параграфы, но и про то, как его зовут - я слышал, что в этом состоянии он более или менее стабилен и утверждает, что на самом деле он сейчас находится в специальной биоячейке, с помощью нейроинтерфейса подключённый к так наз. Матрице, а с помощью физиологических трубок - к системе обмена веществ - и вырабатывает электричество как биогенератор. Поступали предложения ввести его в искусственную кому или даже заморозить в криокамере вплоть до лучших времён, когда или «кое-кто» умрёт, или ишак, то есть, не ишак, а Лёша, или наука найдёт способы экранировать мысленные волны - но стоимость этой процедуры оказалась, конечно, Лёше не по карману. Короче говоря, Богданка без проблем изъял объект у продажных лембергских докторишек и передал его другому моему юниту, срочно прилетевшему в Лемберг.

Тем временем, друзья, Футурамка въехал в Мирноград и сквозь холодный сырой сентябрьский вечер направлялся прямиком к гостинице «Уют», в которой намеревался провести ночь и приготовиться к встрече, назначенной на завтра. Объект уже был в большом чемодане из коричневой кожи, предусмотрительно захваченном Футурамкою с собою, куда Футурамка упаковал Лёшу перед самым Мирноградом, свернув с трассы в рощицу возле Полевой улицы якобы по большой нужде. Этот чемодан он планировал оставить на ночь в номере возле себя, потому что не был уверен, что местные не попытаются его пасти - в зеркале заднего вида он уже видел какой-то УАЗ Патриот, как будто бы дожидавшийся его на АЗС при самом въезде в городище и тут же упавший ему на хвост.

[В это же самое время с противоположной стороны в Мирноград въехал серый неприметный лэндкрузер...]В это же самое время с противоположной стороны в Мирноград въехал серый неприметный лэндкрузер, за рулём которого сидел Лацис с чёткими недвусмысленными инструкциями в голове, а в багажнике лежал большой и тяжёлый чемодан из коричневой кожи.

[А что, мои маленькие друзья, было дальше...]А что, мои маленькие друзья, было дальше, вы узнаете из следующих серий.

lavr

Футурамка и факты. [9]


«А надо вам, друзья, знать, что у Лёши есть родной брат - родной брат-близнец - родной брат однояйцевый близнец. Что, друзья, характерно, его тоже зовут Алексей - таким образом, это два Лёши. Наш Лёша старше на двадцать минут, и его мы будем считать оригинальным юнитом, а его однояйцевого близнеца мы не будем считать оригинальным юнитом и будем называть его Козерог-1 или, точнее, не Козерог-1, а Лёша-1 - этот момент важен, и этот момент важно отметить - итак, отметим же этот момент...», - это, я полагаю, Виталик тоже мог бы прочитать, если на то пошло. Но тут мы соскакиваем с мощной тверди фактов доказательств фактов и вступаем на тонкий и предательски скользкий лёд предположений - то есть, по факту, не требующему доказательств, погружаемся в пространство «если». Отметим, что оператор «если» при всей своей дуальной детерминированности, тем не менее, обладает ничем или, строго говоря, почти ничем не ограниченною, почти ничем не стеснённою квантовою свободою. Развивать это положение мы пока что не будем - тем более, что вам это всё равно ведь будет непонятно - но просто отметим это положение положения вещей. Кроме того, нельзя ведь не отметить и другого соответствия...
[- Какого же соответствия? - спросите тогда, конечно, вы...]- Какого соответствия? - спросите, конечно, вы.
- Ну как какого, - отвечу я довольно сухо. - Соответствия области применения оператора «если».
- Какого же соответствия? - спросите тогда, конечно, вы.
- Судите сами, какого, - отвечу я довольно сухо. - Судите сами, - повторю я уже гораздо более дружелюбно, - мы покинули Виталика как раз момент применения к нему оператора «если»: «если бы Виталик был умным человеком». Виталик же, между тем, умным человеком не был. Не то, чтобы он был идиот или даун или имбецил - ничего такого - всю свою жизнь он был плотно социолизирован и складно вписан в парадигму упомянутого выше положения положения - но с того момента, как вышел на заслуженный отдых, обрёл более или менее обеспеченный досуг - который ведь, друзья, и является мерилом зрелости общества, не так ли - и кинулся головою вперёд в мутные референции тырнетки и в придонные обстания социальных сетей - не то, чтобы эти референции или эти обстания были такими мутными сами по себе - конечно, нет - эти референции и эти обстания не висят в пустоте между небом и землёю, наоборот, они складно вписываются в парадигму происходящего происходящего чуть более, чем целиком и полностью - вопрос о том, что или, скорее, кто из них кого формирует - они эту парадигму, или эта парадигма их, мы сейчас, конечно, не будем дискутировать и даже не будем много об этом говорить, но просто отметим, что такой вопросец есть, такой вопросец имеется - стоит ли теперь упомянать о ценности вопросцев, особенно, некоторых? Я полагаю, что нет, не стоит - не стоит даже упомянать о том, что один дурак может задать вопросов больше, чем сто мудрецов... собственно, о чём это я... ах, да, Виталик - то есть, дебилом он всё-таки не был, но он был маленьким, он был маленького размера - его размер был мал, его масштаб был мал - в этом своём малом масштабе он, конечно, бодро булькал - как головастик или, допустим, придонный микроорганизм в постепенно усыхающей луже - но он и понятия не имел, как может быть, например, в канализационном колодце или, тем более, в болотце - уже не говоря про самый центр Гримпенской трясины. Вот именно в этом смысле он был, конечно, глуп - в том именно смысле, в котором вол всегда остаётся волом, чем бы мы его не накормили, или микроб всегда остаётся микробом, в какую бы питательную среду мы его не поместили - вместит канистра ровно столько, сколько может вместить. Разумеется, это сравнение надо понимать аллегорически, так как так наз. биологический вид Homo Sapiens - в научном смысле не микроб, в научном мире принято считать, что частотно-амплитудная характеристика диапазона колебаний Homo Sapiens несравненно объёмнее и содержательнее, чем у микроба. Понимаете? Точно так же и Виталик - мал клоп, да вонюч. Ну а вы-то, друзья, чего хотели - можете прямо сейчас хоть на себя в зеркало посмотреть...».
- Ты лучше на себя посмотри, - подумала Лисища, дочитав до этих слов, и кашлянула.
Тотчас же вдруг внезапно она воровато оглянулась - из кухни донёсся звонок оставленного ею там айфонки, с которым она уже некоторое время боролась на пальцах.
Тотчас же она осторожно закрыла крышку ноутбука, который я оставил незапертым, отойдя только на пару минут помыть руки, а в ванной комнате, вдруг внезапно решив помыться целиком лисищиной горячей водой по тарифу - это решение было подобно вспышке молнии, осветившей всё вокруг - тотчас же встал под горячий душ.
Лиса не знала, что мой ноутбук фиксирует все происходящие в системе и с системой события, не обходя вниманием поднимание и опускание крышки, и пишет их по нескольким категориям в несколько логов, доступ к которым имеет только суперюзер - догадайтесь с первого раза, кто этот суперюзер.

Но оставим теперь Лисищу дожидаться встречи со своею судьбою и того, что я с ними обеими буду вытворять всю ночь напролёт, когда открою их преступление, и того, какой денежный штраф я с неё взыщу в пользу государства, [и вернёмся к унылому Виталику...]и вернёмся к унылому Виталику.

Едва только услышав в самом центре своей головы странный жужжащий голос, унылый Виталик, хотя и не был умным человеком, испугался до жути - но испугался он не того, что вдруг внезапно отчётливо и явно услышал в самом центре своей головы посторонний голос - такая ерунда его испугала бы гораздо меньше голой жопы бабы, а хотя бы и мужика - и не важно, естественного или искусственного происхождения. Испугался Виталик самого голоса - это был не простой голос, который вдруг внезапно отчётливо и явно прозвучал в самом центре его головы - от этого голоса исходили волны такого могущества, что Виталик тотчас же вдруг внезапно и несомненно почувствовал, как кто-то или что-то вторглось в его эквивалент сознания - в его маленькую постепенно усыхающую лужу - и тотчас же им овладел - как если бы по маленькой лужице проехал огромный Белаз, насухо эту лужу выжав трёхэтажным колесом и даже не заметив этого. Что это был за Белаз такой, Виталик, конечно, не знал и не мог знать - это он как-то знал, это он как-то понимал - но всем своим жалким существом он ощущал, чувствовал такое величие этого, такую грандиозность этого, которые делали его, Виталика, с этим совершенно несопоставимым - даже только по размеру - к примеру, как пылинку и межпространственный космический стратегический боевой уничтожитель планет.

- Говорят, что размер - это пространственное определение - нет пространства, нет и размера, но только безразмерное, - услышал Виталик тот же жужжащий голос в самом центре своей головы и вновь ощутил разошедшиеся от него во все стороны волны сокрушающего могущества - Виталик так затрепетал, что тотчас же напустил в штаны и стал туда напускать, будучи не в силах остановиться.

[В этот самый момент Виталик вдруг внезапно проснулся...]В этот самый момент Виталик вдруг внезапно проснулся, весь в горячей испарине и с колотившимся сердцем, понимая, что немного всё-таки напустил в постель.

Что, мои маленькие друзья, было дальше, вы узнаете из следующих серий, [а нам пора вернуться к изложению событий тех причин, которые привели Лёшу прямиком в багажник Футурамкиных Жигулей...]а нам пора вернуться к изложению событий тех причин, которые привели Лёшу прямиком в багажник Футурамкиных Жигулей - к изложению этих событий мы и вернёмся в следующей серии.

lavr

Футурамка и факты. [8]


«Итак, мои маленькие друзья, мы остановились на тех причинах, которые принудили Лёшу оказаться в багажнике Футурамкиной машины.
- Но как такое возможно? - спросите, возможно, вы.
[Что ж, расскажу суть постепенно, по порядку, но только вы меня не перебивайте...]Что ж, расскажу суть постепенно, по порядку, но только вы меня не перебивайте - как только перебьёте, сразу перестану рассказывать.
Дело в том, что у Лёши есть жена. А у его жены есть героический папашка - Лёшин, стало быть, тесть.
И вот, запала Лёшиному тестю в голову мысль построить себе новый домку в сельской местности под Лембергом, где он жил.
Стал он тогда, хитрый хохол, думать, как бы ему сэкономить да выкрутиться - а тут - бац! - как раз Лёша нарисовался - я не буду сейчас рассказывать, как именно это произошло - возможно, потом, позже.
Тогда тесть, ну, то есть, строго говоря, тогда он ещё не был тестем, хотя, ведь так же строго говоря, но только с другой стороны, уже и тогда, получается, был - но мы теперь не будем много об этом говорить, чтобы не отвлекаться - и подумал:
- А шо! Вит ин писть и здроит - квартиру свою в шестнадцатиэтажке пусть продаёт, вкладывается и строит, а я его потом в турецкий портовый бордель продам - переправлю через Румынию - хорошие деньги возьму, а дом мне останется.
Понравилась тестю эта идея очень сильно, но дочери он ничего не сказал, а просто одобрил её выбор.
Ну, быстро свадебку сыграли и впрягли Лёшу как ишака - впрягся Лёша как ишак, продал освою квартиру в шестнадцатиэтажке, вложился и стал строить домку вместе с бригадой нанятых тестем молдаван - молдаване все были странные - молчаливые, алкашку не употребляли, все бледные как наволочки, и у всех шеи замотаны. Но работали исправно, и Лёша быстро привык - тем более, что прямая экономия была на алкашке.
И вот, строили они, строили и через два месяца построили они домку - это получился такой большой кубический куб серого цвета, сложенный из шлакоблоков бетонопрессованного пепла, удачно добытых тестем в результате целой серии его деяний через знакомого бухгалтера Лембергского ветеринарного крематория на весьма выгодных условиях.
И вот, построили они, таким образом, домку, молдаване исчезли, и тесть перешёл ко второй части плана...», - дочитав до этих слов, Виталик вдруг внезапно заметил, что в комнату залетела большая сонная осенняя муха - она, бодро жужжа, неторопливо покружилась под потолком, а потом вдруг внезапно где-то затихла. Виталик не придал этому значения...», - дочитав до этих слов, Виталик вдруг внезапно услышал жужжание - он обернулся и увидел, что в комнату залетела большая сонная осенняя муха - она, бодро жужжа, неторопливо покружилась под потолком, а потом затихла где-то за шкафом, заставленным сверху коробцами да пакетами...», - всё это Виталик и на самом деле мог бы, конечно, прочитать, коли ежели бы в это самое время не читал совсем другое - вчера ему доставили его вожделенный заказ - его искусственную женщину - [и теперь он, готовясь ею овладеть, штудировал приложенную аннотацию изготовителя...]и теперь он, готовясь ею овладеть, штудировал приложенную аннотацию изготовителя:
«Дорогой Виталик, сэр, - читал он. - На нашем Предприятии, расположенном в солнечной Калифорнии, мы создали для Вас* Polyphony™!
Polyphony™ - это самое передовое* достижение инженерной и гуманитарной мысли Запада - роботизированная версия реалистичных силиконовых женщин RealWheel - секс-робот новейшей конструкции с мощным искусственным интеллектом, работающий на четырёх суперпроизводительных куэйд-процессорах под управлением своей собственной сверхустойчивой в работе и сверхнадёжно защищённой от взлома и проникновения Операционной Системы.
Polyphony™ естественно двигается, естественно улыбается, естественно моргает и естественно глотает, естественно лижет, сосёт и вставляет палец* и естественно может поддерживать беседу, естественно шутить и цитировать что угодно одним из трёх* предустановленных голосов на одном из пяти* предустановленных языков, распознавать и запоминать* лица*, дни рождений и любые другие даты, предпочтения в еде и любые другие предпочтения, имена и любую другую информацию. Она может поговорить о музыке, фильмах и книгах - может исполнить любого из девяти* Бетховенов на рояле, может спеть любую песню любого легального* исполнителя, может перессказать содержание любого легального* фильма или любого другого легального* контента, может прочитать вслух, вывести на монитор или распечатать любую легальную* книгу - и, разумеется, она может реагировать* на ласки и разнузданно* и жаркозадо ебстись в три* отверстия...», - дочитав до этих слов, Виталик вдруг внезапно отчётливо услышал в самом центре своей голове как-то странно прожужжавший голос:
- Привет, Виталик.
Вы, возможно, спросите, откуда в словах «Привет, Виталик» взяться хоть чему-нибудь жужжащему:
- Что там может жужжать? - спросите, возможно, вы.
Но в том-то и дело, что, хотя при первом прослушивании или, возможно, на первый взгляд жужжать там было так особенно-то и нечему, но вот тем не менее что-то, однако, всё же жужжало.
- Что же это? - спросите тогда, возможно, вы.
Но мы пока не будем много об этом говорить - мы об этом поговорим потом, позже, если вы зажжужите, то есть, не зажжужите, а захотите.
Кстати, про если - если бы Виталик был умным человеком, он бы, конечно, испугался или, во всяком случае, насторожился - Лёша, помнится, когда я обратился к нему по внутренней связи в первый раз, даже сознание потерял.

[А что, мои маленькие друзья, было дальше...]А что, мои маленькие друзья, было дальше, вы узнаете из следующих серий.

lavr

Футурамка и факты. [7]


«Наверное, я и вправду тупой, но ты, Лёша, всё равно умри вместо меня, ты всё равно вместо меня в комнату сто один иди...», - едва только прочитав эти слова, выведенные на мониторку его смартфонки шрифтом очень мелкого кегля, Лёша, руководимый и направляемый своим звериным чутьём, тотчас же вдруг внезапно проснулся и запрядал ушами, пёс он паршивый.
- Итак, ты прими вместо меня всё зло, - услышал он собственными ушами и даже перестал ими крутить, - тебе всё равно нипочём или, возможно, это ты всё равно нипочём - это ведь, Лёша, не важно - просто возьми это на себя, не трусь, и тебе мощно воздастся. Скажи себе:
- Так нужно на хуй! - стисни зубы и иди, иди!» - едва только Лёша прочитал эти слова, он испытал такой ужас, что тотчас же вдруг внезапно проснулся. Но проснулся он, конечно, как мы знаем, не на самом деле, не по-настоящему, а проснулся он в своём сне - в этом сне ему снилось, что он лежит, скрученный по рукам и ногам, хотя и одетый, но без носков, которые, судя по специфическому запаху и вкусу, использованы как кляп, забитый ему в ротовое отверстие, и с чем-то шуршащим, надетым на голову, в каком-то шумном скачущем и прыгающем ящике - и вот теперь от этого-то как раз сна он и проснулся - но проснулся он, конечно, в другой сон - в этом сне ему снилось, что он первый грузинский космонавт и сейчас осуществляет вековую мечту человечества - старт лунного модуля - и из-за чудовищной перегрузки, вдавишей его могучее тело в космическое кресло как пилота Пиркса на хуй, он на несколько секунд потерял сознание, а теперь вдруг внезапно очнулся и пришёл в себя...», - дочитав до этих слов, Лёша тотчас же вдруг внезапно проснулся и тотчас же оказался в другом своём сне - в этом сне ему снилось, что читает он будто бы что-то с экранки своего смартфонки - текст отображается шрифтом очень маленького кегля, и Лёше приходится держать смартфонку довольно близко к лицу - и вот, приглядывается он и тут вдруг внезапно тотчас же понимает, что он читает этот самый именно текст!...», - едва только дочитав до этого места, Лёша вскрикнул и выронил смартфонку - он понял, что то, что он только что прочитал - чистая правда - в этот самый момент Лёша проснулся или, можно сказать, пришёл в себя.

В каком именно сне Лёша пришёл в себя, дорогами каких снов он туда попал, и какие сны он увидел дальше, вы, мои маленькие друзья, узнаете в следующих сериях, [а мы теперь поднимемся повыше и перенесёмся от Мирнограда на 650 километров в сторону Северо-Запада...]а мы теперь поднимемся повыше и перенесёмся от Мирнограда на 650 километров в сторону Северо-Запада - Nord-West - перенесёмся мы в город Тулку - родной город не только Тульского Гомика, к которому мы ещё вернёмся, но и Виталика. От центра Тулки до центра Москвы по прямой 175 километров, но нам нужен не центр Тулки, нам нужно садоводческое товарищество имени И. В. Мичурина, расположенное на северной перефирии, в одной из хибарок, утопленной посреди зелёного весной и летом моря садов и огородов, Виталик как раз и проживает.

Через дорогу от садоводческого товарищества начинается Пролетарский территориальный округ, на всей почти площади которого расположен огромный завод, огромное производство, обнесённое высокими и надёжными стенами со старой доброй колючей проволокою разрывающего спецобразца, бесконечною спиралию накрученною на повёрнутые наружу рога, встречающие поситителя наверху, и, согласно новейших веяний, видеокамерами на столбах - даже то, что видно сверху, впечатляет - а сверху ведь, друзья, видно не всё - подземных этажей - всех подземных этажей - сверху, конечно, не видно. Не пытайтесь найти на гражданских картах название этого предприятия - в лучшем случае вам подсунут какой-нибудь ничего вам не говорящий длинный номер.

Виталик проработал на этом заводе 33 года - как пришёл туда после восьмилетки молоденьким 14-летним подростком, так и остался там до 47-ми лет, когда вышел на заслуженный отдых со всеми, соответственно службе, положенными ему льготами - 33 года безупречной службы! Нет, начинал-то он, конечно, помощником подметальщика, которым работал довольно долго, но потом постепенно стал расти и подниматься по служебной лестнице, так что к 45-ти годам дорос до вахтёра второй категории - до первой не успел, что было большим травмирующим фактором, и первое время, выйдя на пенсию, Виталик даже запил, но потом взял себя в руки - так вот, даже Виталик, прослуживший на заводе 33 года, не знал, что этот завод производит. Собственно, любой, кто интересовался этим вопросом, вдруг внезапно куда-то исчезал - либо просто исчезал, неизвестно куда, так что даже частей не находили, либо с ним происходил какой-нибудь несчастный случай - по преимуществу, бытового характера - тогда части находили, но и они вскоре исчезали в направлении местного крематория и далее колумбария. Сам Виталик этим вопросом никогда не интересовался - он просто не приходил ему в голову - не приходил же он ему в голову только потому, что просто не мог этого сделать - поэтому Виталик спокойно дожил до своих лет.

За долгие годы верной службы он выслужил себе упомянутую дачную хибару на шести сотках и пенсию, по Тульским меркам приличную, которой, вместе с доходами от однокомнатной квартиры в хрущёвке со всеми удобствами и даже с балконом, безвоздмездно, то есть, даром, даденной ему ещё Советской властью, которую квартиру он теперь сдавал семерым приезжим узбекам, более или менее хватало на то, чтобы удовлетворить его возросшие культурные запросы - отойдя от дел службы, он вдруг внезапно столкнулся с огромным количеством ничем не занятого, ничем не заполненного, никак не структурированного и совершенно свободного времени и, чтобы как-то заполнить эту пустоту, потянулся к науке и культуре - благо, к этому времени тырнетка стал доступен практически всем - и Виталик с головою нырнул в мутное море Педивикии и придонных социальных сетей.

Там он нашёл не только порнографию со зверями, но и вдруг внезапно обнаружил, что в тырнетке вовсе не обязательно светить своим пятаком, но можно прибегнуть к помощи виртуала с очень богатым внутренним миром или даже, коли ежели не лень, нескольких виртуалов с очень богатым внутренним миром - и даже системы из нескольких виртуалов с очень богатым внутренним миром - тут уж никакого, друзья, времени, поверьте, не хватит - не продохнуть будет, не пукнуть.

Так пролетело несколько лет. Виталик постепенно старел, его живот рос и отвисал, но эрекция ещё иногда наблюдалась - разумеется, в зеркале. А так как семьи у него не было, потому что все свои силы, всё своё время, всё свою жизнь он отдал служению тому великому делу, которому все мы столь преданны, то купил он себе через тырнетку искуственную женщину, постепенно и целенаправленно скопив для этого денег. Это была не простая какая-то надувная Зина, как у Футурамки - это было последнее достижение иностранной инженерной мысли, снабжённое четырьмя куэйд-процессорами, и под управлением специально написанной на ядре Darwin операционной системы. Стоило изделие двадцать пять тысяч, но Виталик долго копил, отказывая себе буквально во всём, и, в соответствии с дефолтами, инфляцией и ростом цен, постоянно увеличивая цену за квартиру семерым узбекам. И такова была его тяга к прекрасному, и такова была его воля, что вот, наконец, он это изделие себе купил. Радости его не было предела...

[А что, мои маленькие друзья, было дальше...]А что, мои маленькие друзья, было дальше, вы узнаете из следующих серий.